Древнерусское сознание глазами отца Вениамина Новика

Читаю журнал «Искусство кино» (2009, № 1), дохожу до статьи Григория Померанца «Сквозь облако мифов» и спотыкаюсь уже в самом начале.

Один из парадоксов русской истории — разрыв между бедностью фольклора восточных славян и богатством взлетов русской культуры. Об этом писали мыслители Серебряного века и снова пишет игумен о. Вениамин Новик, автор замечательной книги «Православие, христианство, демократия», в своей недавней статье. После ряда цитат из статьи Г. П. Федотова он заключает: «Славянская языческая религиозность связана с мистикой земных стихий, особенно с землей и водой». Эта женственная по своей природе мистика не уравновешена небесной (мужской) мистикой света и разума… В этической сфере это приводит к недостаточному различению добра и зла. В эстетической это находит выражение в пластичности, как «перетекании» одного в другое. Это порождает такую опасную черту в национальном характере, как привычку к абсурду». Древнерусское сознание «богословствует в красках», как писал князь Трубецкой, а не в мысли. По наблюдениям о. Вениамина, «убожество интеллектуальной культуры Древней Руси поразительно. В течение семи столетий (до XVII века) мы не находим ни следа научной мысли». (подчеркивание мое, Д.Х.)

Я, конечно, понимаю, что есть большая разница между тем, что было, и тем, что пишут потом в книгах (тех же исторических). Однако утверждение об интеллектуальном убожестве восточных славян, кажется мне крайне опрометчивым. Или идеологизированным. Социальный, так сказать, заказ.

Я еще могу поверить историкам культуры в оценке специфики мифологии и фольклора (который на основании этой самой мифологии возник), но вот представителю религиозного культа — ни в коем случае. Это вопрос здравого смысла: человек, находящийся в кодовой системе православия, органически не может оценить всего того, что было на Руси до крещения. По умолчанию, то что было до крещения Руси, должно быть беднее. Противное подразумевает, что крещение не обогатило Русь, а обеднило.

А вот про противопоставление мужского и женского начал — понравилось. Правда, христианская вера не привнесла гармоничное соченание женского и мужского начал, а заменила женское — мужским.