Кобзон о Ротару: похвалил как обругал

Иосиф Кобзон о Софии Ротару:

Мастер пения под фонограмму — Соня Ротару. Она гениально попадает в записанную ранее песню — будет стоять рядом с вами, но никогда не узнаете, что она поет под «плюс». Мне же пение под фанеру дается тяжело, поскольку во всех моих композициях есть мощная литературная основа. А как ты будешь открывать вхолостую рот, скажем, во время исполнения «Поле, русское поле»? Это же надо прочувствовать, понять.

В контексте, конечно, сказанное о Ротару, звучит как комплимент. Кобзон отмечает, что когда артист записывает песню, он находится в определенном физическом и моральном состоянии, и повторить это состояние невозможно. И Ротару — редкое здесь исключение.

Однако вне контекста высказывание Кобзона шедеврально. Он не только отметил талант Софии Ротару, но и охарактеризовал тексты её песен как простые (если не сказать примитивные).

Семиотика в греческих мифах

Хороший пример, показывающий, что такое знак. Пытаюсь вспомнить что-нибудь еще, столь же известное и показательное.

Каждый год Афины поставляли 14 юношей и девушек для питания Минотавра. Девушек и юношей увозил траурный корабль с черными парусами.

Однаждый Тесей, сын правителя Афин Эгея, узнав тайну черных парусов, вознамерился убить Минотавра. Они договорились, что если Тесей победит чудовище, то паруса на судне будут белыми, если же нет — тогда останутся черными.

Тесей победил Минотавра, но из-за конфликта интересов с богами из-за Ариадны (которую от намеревался забрать с собой в Афины, не зная, что Ариадна должна была стать женой Диониса) лишился памяти и забыл сменить паруса с черного цвета на белый.

Отец, увидев галеру с черными парусами, бросился в море.