Патрушев о подпитке экстремистских течений среди российской молодежи

Интересно тут Николай Патрушев высказался:

Иностранные спецслужбы и курируемые ими оппозиционные структуры подпитывают экстремистские течения среди российской молодежи, заявил секретарь Совета безопасности Николай Патрушев на выездном совещании в Приволжском округе.

По его словам, деятельность этих структур направлена на подрыв нравственных устоев, исторических основ и патриотических традиций, размывание традиционных культурных и духовных ценностей. Этому способствуют низкий уровень образования, сложности с трудоустройством, социальное неравенство, отсутствие доступного культурного досуга, констатировал секретарь Совбеза. (РИА Новости)

Уберём отсюда информационный мусор:

Экстремистским течениям среди российской молодежи способствуют низкий уровень образования, сложности с трудоустройством, социальное неравенство, отсутствие доступного культурного досуга.

И вот что получается. Секретарь Совета безопасности осознаёт роль российских реалий в подпитке «экстремистских течений», но говорит о иностранных спецслужбах и оппозиции. Тем самым исключается право молодежи быть недовольной российскими реалиями без посредников.

Мимолётное

Порой краем уха слышишь прекрасное. Не зная начала и продолжения ты дорисовываешь себе остальное (мальчик в метро восхищенно рассматривает туннель и говорит дедушке: «Ого! Там — пеще-е-ера…»), а иногда даже дорисовать не можешь (девушка — молодому человеку: «Чтобы девушка была влюблена, нужно две вещи…»).

Ещё одно слово — и волшебство момента растаяло бы.

Меня остановило двоеточие…

Я не люблю фразу «Казнить нельзя помиловать». Есть много других способов показать роль пунктуации. Вот, к примеру, рассказ Бориса Соловейчика, героя романа «Дети Арбата» о причине ссылки:

Я метил в председатели Госплана, вернее, в заместители председателя, как беспартийный. Я тот, кто тянет воз, рабочая лошадка, никому не мешал и всем был нужен. Но на моем пути встал знак препинания, меня остановило двоеточие. Имейте в виду, в ссылке ни один человек не скажет вам правды: кто сидит за дело – делает вид, что сидит ни за что; кто сидит ни за что – делает вид, что сидит за что-то. Но мне вы можете верить. Так вот. У нас в учреждении висел лозунг: «Техника в период реконструкции решает все. Сталин». Вам известен этот лозунг? Известен. Прекрасно. Я прочитал его при одной прелестной девушке. И она уличила меня в незнании пунктуации. Слушайте внимательно. Ей показалось, что я прочитал этот лозунг так: «Техника: в период реконструкции решает все Сталин». Она была девочка образованная, не могла перенести моего невежества и поделилась своим огорчением с кем следует. У меня всегда было плохое произношение, и я думал – ну, получу за это хороший выговор. Получил статью пятьдесят восемь пункт десять: контрреволюционная агитация и пропаганда. Еще хорошо, посчитали, что трех лет мне хватит на изучение орфографии. Здесь я неплохо устроился: экономист «Заготпушнины». Можете не сомневаться, с моим приходом количество заготовленной пушнины не уменьшилось. Но видимо, для усвоения знаков препинания город Канск – слишком жирно. С первой же партией, то есть вместе с вами, я отправляюсь на Ангару.

Можно ли выучить программирование?

На Лайфхакере вышла статья с очень странным названием — «Как выучить программирование с нуля». Со странным, потому что программирование нельзя выучить. Это не стихотворение, не формула по физике, не таблица умножения. Программирование — навык, который можно приобрести через практику, которому можно научиться (опять же благодаря практике).

Можно выучить (а лучше: освоить, впитать в себя) принципы, подходы к программированию, а само программирование выучить нельзя. Нельзя же выучить альпинизм, танцы или пение — эти и многие другие виды действий осваиваются, им учатся.

Можно выучить алгоритм решения конкретной задачи, но готовый алгоритм — не программирование.

Можно выучить предмет в школе или вузе — только в этом отношении фраза «выучить программирование» корректна: здесь имеется в виду ‘подготовиться к занятию или экзамену‘.

То, что имеет явные границы, выучить можно. Как правило, это то, что изучается в детских садах и младших классах школы, а также в самом начале освоения какой-то новой области. Дни недели, алфавит, падежи, таблица умножения, времена в английском языке, устройство двигателя внутреннего сгорания — все это можно выучить.

То, что явных границ не имеет, можно освоить, научиться (но не выучить!): игра на гитаре, танцы, английский язык, программирование, физика, вождение автомобиля, прогаммирование и т.п.

Из-за ожидания границ там, где их нет, слово «выучить» часто крайне неудачно используется. Вопросы «как выучить английский язык» и » как выучить физику» предполагают ожидание быстрого результата, близкое разочарование от отсутствия результатов и сильное удивление от отсутствия границ.

Кобзон о Ротару: похвалил как обругал

Иосиф Кобзон о Софии Ротару:

Мастер пения под фонограмму — Соня Ротару. Она гениально попадает в записанную ранее песню — будет стоять рядом с вами, но никогда не узнаете, что она поет под «плюс». Мне же пение под фанеру дается тяжело, поскольку во всех моих композициях есть мощная литературная основа. А как ты будешь открывать вхолостую рот, скажем, во время исполнения «Поле, русское поле»? Это же надо прочувствовать, понять.

В контексте, конечно, сказанное о Ротару, звучит как комплимент. Кобзон отмечает, что когда артист записывает песню, он находится в определенном физическом и моральном состоянии, и повторить это состояние невозможно. И Ротару — редкое здесь исключение.

Однако вне контекста высказывание Кобзона шедеврально. Он не только отметил талант Софии Ротару, но и охарактеризовал тексты её песен как простые (если не сказать примитивные).

Мир глухих

Слово не только фиксирует объекты и явления реального мира, но и ставит границы между ними. Пока нет слова — нет ничего. Ничто ничему не противопоставляется, нет границ. Но едва прозвучало слово, как свет отделился от тьмы, а небо — от воды. И так с любым словом. И когда создатели мюзикла «Письма к Богу. Оскар и Розовая дама» фокусируют внимание на «уникальном формате, где на сцене одновременно выступят артисты с глухотой и звезды музыкальной сцены», то тем самым сводят на нет заявленную «остросоциальную миссию», так как противопоставляют глухих актёров актёрам вообще. Трудно представить себе афишу, в которой будет фокусироваться внимание на наличие в спектакле, скажем, актёров-женщин или актёров-пенсионеров. Формулировка «уникальный формат, где на сцене одновременно выступят артисты-удмурты и звезды музыкальной сцены» очевидно дика, но также дика и формулировка в рекламе мюзикла.

Смысл не в «привлечении внимания общества к миру глухих людей» (чувствуете очередное противопоставление: вот есть общество, а есть мир глухих?), а в создании условий, в которых каждый чувствует себя человеком.

Дочь

Гуляем с Аленой, разговариваем. Среди прочего дочь рассказывает как поймать кошку: «Берёшь мешок, режешь мышку на салат…»

Позже видит плакат с рекламой мультфильма про Спанч Боба. Алёна: «О! смотри! Мультфильм про сыр».

*Там, конечно, был билборд, но я пока такой в сети не нашел, поэтому постер.